Демографическое настоящее и будущее Глазова - АНО Центр НИОКР Универсум

Автономная некоммерческая организация Центр научно-исследовательских, образовательных и консалтинговых решений

________________________________________
Перейти к контенту

Демографическое настоящее и будущее Глазова

Нас посчитали: демографическое настоящее и будущее Глазова //
"Красное знамя". 12 января 2017 г. № 3

Сегодня много говорят о перспективе развития города, новом городском пространстве, имидже и т.д. Но город - это, прежде всего, его население. А что мы знаем про население нашего Глазова?
В августе 2016 г. социологи из центра «Универсум» запустили интересный проект «Глазов: демография малого города». В рамках проекта была проведена серия кабинетных исследований, результаты которых представлены в виде инфографики на сайте организации. Какие перспективы в развитии населения ждут наш город в ближайшие 10-20 лет? Сегодня мы говорим об итогах этих исследований с инициатором проекта и директором «Универсума» Михаилом Змеевым.
Настоящее
 
Как выглядит современный Глазов с точки зрения демографических процессов?
 
Для начала скажу, что в демографическом измерении населения учитываются разные аспекты, но главными являются два – рождаемость и смертность. Именно они, как градусник, показывают общую температуру. Так вот, в Глазове за последние десять лет установилась отрицательная тенденция в естественном движении населения, то есть смертность превосходит рождаемость. Причем, это несмотря на то, что последние пять-шесть лет динамика смертности немного уменьшилась. Как вы понимаете, при ситуации, когда население выбывает быстрее чем воспроизводится, наблюдается тренд на сокращение общей численности.
 
А что с миграцией? Ведь Глазов традиционно был центром притяжения населения из районов?
 
К сожалению, миграционное движение населения не может компенсировать естественные потери. Со статистикой не поспоришь. И она показывает, что на протяжении десятилетия уезжает больше, чем приезжает. И самое тревожное то, что уезжает активное, трудоспособное население – молодежь. Миграционный отток населения из города имеет экономический и образовательный характер: молодежь выезжает за пределы региона в целях обучения, или поиска работы. Мы регулярно проводим исследования жизненных и образовательных планов старшеклассников города. Более 75 % выпускников школ города поступают в учебные заведения в других городах и регионах. Как правило, ¾ уехавшей молодежи «потеряна» для города.
 
Поэтому наряду с тенденцией сокращения общей численности населения города существует тренд старения населения.
 
Это в том смысле, что лиц пенсионного возраста становится больше, чем молодежи?
 
Можно и так сказать. Но вообще в демографии есть четкие критерии уровня старости населения. Старым признается то население, в котором доля лиц старше 60 лет превышает 12 % общей численности. В Глазове на начало текущего года доля лиц старше 60 лет составляла 26% населения, а молодежи (14 – 30 лет) около 20 %. Но у старения демографической структуры населения города есть еще и социально-экономическое измерение. По-научному это называется проблемой демографической нагрузки на трудоспособное население. Это измерение показывает, какое количество пенсионеров и детей приходится на трудоспособное население. Оптимальным считается такой уровень, когда на 2 трудоспособных приходится 1 нетрудоспособный. В нашем городе этот показатель неизменно увеличивался на протяжении последних 10 лет. По итогам 2015 г. он составлял 1,5 нетрудоспособных на 2 трудоспособных. А ведь это уже проблема налогов, пенсионных, социальных выплат и т.д.
 
Перспективы
 
А можно ли спрогнозировать, каковы перспективы развития населения города?
 
Прогнозы делать можно и нужно. Но надо также помнить, что любой прогноз – это конструкция возможного, но не обязательного. Если принять во внимание все те тенденции, о которых мы сказали, без учета текущей и будущей демографической политики, то прогноз в среднесрочной перспективе высчитывается математически достаточно четко: к 2025 году население города может сократиться еще примерно на 4 тыс. человек. А при сохранении таких трендов, можно предположить, что к концу столетия население города уменьшится на половину. Но, хочу еще раз подчеркнуть, что все эти выводы имеют значение только как прогностическая модель, которая покоится на допущении, что за все это время в естественном и миграционном движении населения будут сохраняться те же тенденции, что на протяжении последних 10 лет.
 
То есть надежда на более позитивные сценарии развития есть?
 
Надежда есть всегда! Главное не заблуждаться относительно настоящего положения и грамотно выстраивать политику на перспективу.
 
Но ведь последнее время мы наблюдаем положительные тенденции в рождаемости. Действует программа по стимулированию рождаемости через материнский капитал. Разве это не положительные тенденции?
 
Все так. Но я же говорю, что не надо заблуждаться относительно некоторых казалось бы очевидных вещей. Давайте разберемся. От чего зависит рост рождаемости? Так ли сильно влияет программа маткапитала на реальную рождаемость?
 Большинство демографов сходятся во мнении, что всплеск рождаемости, который мы наблюдали в конце 2000-х годов, стал, прежде всего, результатом эффекта многочисленного поколения 80-х годов. Что это значит? Дело в том, что именно во второй половине 2000-х в активный репродуктивный период вступила относительно многочисленная когорта молодых людей 80-х годов рождения, поколения последнего советского бэби-бума.
Как несложно заметить, поколенческий «бугор» 1981 – 1987 годов рождения через 25 лет дал численный эффект в конце 2000-х годов. И в перспективе ближайших 5-10 лет можно было рассчитывать на репродуктивную активность этого поколения. Однако, если мы посмотрим на половозрастную пирамиду Глазова, то станет понятно, что на смену этому поколению идет малочисленное поколение, рожденное в 90-е годы. И это последнее, при всех стимулирующих мероприятиях, просто физически не сможет удержать рождаемость на высоком уровне.
Кроме того, стоит указать еще несколько демографических моментов, которые позволят расширить горизонт понимания проблемы. Это, в частности, касается изменений в возрасте матери и очередности рождений детей. На что тут важно обратить внимание?
 
Во-первых, доля матерей в средних возрастных группах увеличилась, а в молодых возрастах сократилась. Средний возраст матери в Удмуртии за десять лет увеличился на 3 года. Если в 2006 году он составлял 25,5 лет, то в 2016 году – 28,3 года.
 
Во-вторых, средний интервал между рождением первого и второго ребенка в России до 1990 года составлял в среднем 3,5 года, после 2010 года он вырос до 5,8 лет. Так вот, увеличение среднего возраста матери при рождении ребенка и интервала между рождениями уменьшают вероятность рождения третьего и последующих детей. А именно такая очередность рождений способна преодолеть планку простого замещения поколений.
 
Да, мы можем утверждать, что примерно с 2011 года в Удмуртии рост рождаемости идет за счет вторых и третьих детей. Это правда, и это могло бы стать наглядной иллюстрацией эффективности мероприятий государственной политики по стимулированию рождаемости, но только с учетом отмеченных выше обстоятельств. Конечно, реализация государственной программы стимулирования рождаемости (материнский капитал) произвела определенное воздействие на родительские поколения 70-80-х годов, но эти влияния в основном затронули так называемый календарь рождений: семьи решаются на рождение еще одного ребенка раньше, чем планировали.
 
Как бы то ни было, нельзя не признать одного упрямого факта: используемые до сих пор меры стимулирования рождаемости не изменяют общей модели репродуктивного поведения населения. Суммарный коэффициент рождаемости в Глазове по-прежнему низкий и не обеспечивает простого замещения поколений. А это требует уже серьезной работы по пропаганде ценностей большой семьи и более гибкой политики в отношении многодетных.
 
Что делать?
 
Так и напрашивается вопрос о том, что же делать?
 
Во-первых, не паниковать. Поскольку те тренды, о которых мы говорим – общая проблема в России, за исключением некоторых республик Северного Кавказа. Но, разумеется, это не повод бездействовать. Реальность, о которой мы с вами говорим, совершенно равнодушна к оценкам «хорошо» или «плохо». Так есть, и с этим надо считаться. Важно понимать параметры проблемы, уметь ее измерять и не бояться над ней работать.
 
Во-вторых, решение проблемы, как мне видится, лежит в двух направлениях демографической политики. Здесь я не открою ничего нового – это работы по стимулированию рождаемости и работы по привлечению и удержанию работающей молодежи. Работа эта комплексная. Потому что недостаточно создать новые рабочие места и привлечь молодого специалиста высокой зарплатой. Нужно, чтобы он захотел именно тут завести семью, вырастить детей, обеспечить им комфортные и безопасные условия жизни. А это уже подразумевает работу по обеспечению инфраструктуры детства (здравоохранение, рекреация, образование). При этом надо понимать, что реальное повышение рождаемости и преодоление негативного демографического тренда возможно при стимулировании вторых и, особенно, последующих рождений. Возможно, здесь стоит подумать о каких-то уникальных муниципальных программах по дополнительному стимулированию многодетных.
 Знаю, что в городе ведется достаточно плодотворная работа в некоторых направлениях решения демографических проблем. Думаю, что широкое обсуждение этих вопросов будет только способствовать поиску эффективных решений.
Яндекс.Метрика
© АНО Центр НИОКР "Универсум", 2015-2018. Все права защищены.
Поделиться:
Назад к содержимому